Яндекс.Метрика

§ 1. Понятие обязательства

  1. Обязательственное право как подотрасль гражданского права

Обязательственное право представляет собой составную часть (подотрасль) гражданского (частного) права, нормы которой непосредственно регулируют имущественный или экономический оборот, преобразуя его в форму гражданско-правового оборота. Именно в нормах обязательственного права многочисленные и разнообразные товарно-денежные связи конкретных субъектов обмена, составляющие экономическое понятие рынка, получают правовое признание и закрепление.

Как часть гражданского права обязательственное право имеет предметом определенные имущественные отношения (п. 1 ст. 2 ГК), а именно те, которые выражают переход имущественных благ от одних лиц к другим, т.е. динамику отношений, регулируемых гражданским правом. Можно сказать, что вещные и исключительные права составляют своего рода «скелет» гражданского права, тогда как обязательственное право – его «плоть и кровь», «кровеносная система», которая питает всю организацию складывающихся в обществе имущественных взаимосвязей.

Отношения товарного (экономического) обмена отличаются большим многообразием, требующим глубоко развитого и весьма тщательного гражданско-правового оформления. Так, его предметом могут быть не только вещи, но и другие виды объектов, имеющих товарную, но необязательно вещественную (материальную) форму, – результаты работ и услуг как вещественного, так и неовеществленного характера (например, перевозка грузов), имущественные права (в частности, безналичные деньги и «бездокументарные ценные бумаги»), в том числе на нематериальные блага (например, на определенные результаты творческой деятельности), каждый из которых требует для себя различного правового режима и становится предметом товарообмена с учетом этой специфики.

При этом речь может идти как о полном отчуждении имущества, так и о передаче его во временное пользование; о возмездном (причем необязательно эквивалентном) или о безвозмездном переходе соответствующих благ; о нормальных имущественных взаимосвязях и о последствиях их нарушения, например причинении имущественного вреда (поскольку и он сам, и способы его компенсации имеют товарно-денежную форму). Конкретные взаимосвязи отдельных участников имущественного оборота (товарообмена) могут оформляться ими по типичным для таких отношений моделям поведения или строиться на отличающихся от них, например, комплексных началах, сочетающих элементы различных типов взаимоотношений.

Более того, в зависимости от конкретных потребностей участников оборота даже однотипные экономические взаимосвязи могут приобретать различную юридическую (гражданско-правовую) форму. Так, экономические отношения купли-продажи могут выступать в форме обязательств, основанных на различных разновидностях договора купли-продажи – розничной торговле, поставке (оптовой торговле), контрактации сельхозпродукции, снабжении энергоресурсами, а экономические отношения коммерческого посредничества могут оформляться обязательствами из различных договоров – поручения, комиссии, агентского соглашения, доверительного управления.

Все это приводит к появлению и развитию многочисленных институтов и субинститутов обязательственного права, их широкой дифференциации, призванной удовлетворить многообразные и постоянно развивающиеся потребности участников товарообмена. Не случайно поэтому обязательственное право составляет наибольшую по объему подотрасль гражданского права.

В обязательственном праве наиболее отчетливо проявляется действие таких принципов частного права, как юридическое равенство товаровладельцев, их самостоятельность и инициатива (диспозитивность) в осуществлении принадлежащих им прав, свобода заключаемых договоров, исключение произвольного вмешательства публичной власти в частные дела. Взаимные права и обязанности участников оборота по преимуществу регламентируются правилами диспозитивного, а не императивного характера. В решающей мере они оформляются свободными соглашениями самих участников, отражающими результаты взаимного согласования их конкретных индивидуальных интересов. В этой сфере известную роль призваны также сыграть обычаи делового оборота, складывающиеся на почве нормальных и устойчивых товарно-денежных связей. Поэтому участники таких отношений получают широкие возможности для самостоятельной организации товарообмена, а само обязательственное право становится одним из основных правовых инструментов управления и организации рыночной экономики.

  1. Обязательство как гражданское правоотношение

Обязательство представляет собой взаимоотношение участников экономического оборота (товарообмена) – субъектов гражданского права, урегулированное нормами обязательственного права, т.е. одну из разновидностей гражданских правоотношений. Поскольку обязательства оформляют процесс товарообмена, они относятся к группе имущественных правоотношений. В этом качестве они отличаются от гражданских правоотношений неимущественного характера, которые поэтому не могут приобретать форму обязательств. Невозможно, например, появление гражданско-правового обязательства сына перед родителями поступить на учебу в университет, отказаться от вредной привычки или обязательства признать честь и достоинство конкретной личности (хотя еще в XIX в. обсуждался вопрос о признании юридической силы за обязательствами «не нарушать покой соседа музыкой в те часы, когда он находится дома», «никогда не играть в карты» и т.п.)[1].

Иное дело, что обязательство может быть направлено на удовлетворение неимущественного интереса управомоченного лица или иметь предметом совершение обязанным лицом действий неимущественного характера, если при этом не теряется связь с имущественным обменом (например, в виде получения за совершение таких действий денежного или иного имущественного эквивалента), чем сохраняется имущественная природа обязательства. Таковы, в частности, возмездные обязательства по предоставлению культурно-зрелищных, медицинских, ветеринарных услуг, услуг по обучению и туристическому обслуживанию.

Обязательство может быть направлено на организацию отношений товарообмена, т.е. содержать некоторые условия будущего перехода имущественных благ. Таковы, например, обязательства участников предварительного договора, которые обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором (п. 1 ст. 429 ГК), а также обязательства участников учредительного договора и договора простого товарищества. Но такие предварительные обязательства, в том числе и с организационным содержанием, всегда непосредственно обслуживают имущественный (товарный) оборот, неотделимы от него и не имеют самостоятельного значения. Поэтому их существование не колеблет положения об имущественном характере обязательственных отношений[2].

Обязательства отличаются и от других имущественных гражданских правоотношений – вещных, исключительных (интеллектуальных) и корпоративных. Вещные и исключительные правоотношения, оформляющие принадлежность (присвоенность) материальных и нематериальных благ, по своей юридической природе, как известно, являются абсолютными. Корпоративные правоотношения, будучи относительными, возникают и существуют только между участниками (членами) корпораций, а также между ними и созданной ими корпорацией, причем их содержание составляют права и обязанности главным образом организационно-имущественного характера, поскольку они оформляют не непосредственный товарообмен между участниками, а организацию управления и использования корпоративного имущества.

Обязательства оформляют отдельные акты экономического обмена, возникающие между его конкретными участниками. Поэтому они представляют собой типичные относительные правоотношения, характеризующиеся строго определенным субъектным составом. В силу этого обязательство юридически связывает только конкретное обязанное лицо. Если, например, последнее в нарушение своей обязанности производит исполнение не своему контрагенту-управомоченному, а иному (третьему) лицу, то сам управомоченный обычно не вправе потребовать что-либо от этого третьего лица, ибо обязательство не может создать обязанности для тех, кто в нем не участвовал (п. 3 ст. 308 ГК).

Но он сможет взыскать убытки со своего контрагента.

Субъективное право в относительных (обязательственных) отношениях сводится к праву требования определенного поведения от конкретных обязанных лиц, тогда как в абсолютных правоотношениях его существо составляет право на собственное поведение (по отношению к неопределенному кругу обязанных лиц). Поэтому предмет обязательств составляют вполне определенные действия по передаче имущества, производству работ, оказанию услуг (выступающие в форме обязанностей активного типа) либо воздержание от конкретных действий (например, обязанность не разглашать сущность полученного по договору секрета производства (ноу-хау) без согласия первоначального обладателя такой информации), а не общая обязанность не препятствовать кому-то в осуществлении его права, как в абсолютных правоотношениях.

Наконец, объектами обязательственных прав могут быть самые различные объекты имущественного оборота, в том числе вещи, определенные как индивидуальными, так и родовыми признаками, а также имущественные права, результаты работ, оказание услуг материального и нематериального характера и т.д., по поводу которых не может возникнуть вещных или исключительных (интеллектуальных) прав.

  1. Содержание и определение обязательства

Содержание обязательственного, как и всякого другого, правоотношения составляют права и обязанности его сторон (участников). Управомоченная сторона (субъект) обязательства именуется кредитором, или верителем (от лат. credo – верю), поскольку предполагается, что она «верит», доверяет исполнительности другой стороны – своего контрагента, называемого здесь должником, т.е. лицом, обязанным к выполнению долга, или дебитором (от лат. debitor – должник).

Соответственно этому субъективная обязанность должника по совершению определенных действий (или воздержанию от каких-либо действий) в обязательственном правоотношении называется долгом, а субъективное право – правом требования. Долг как субъективная обязанность составляет существо, специфику обязательственного правоотношения, но не исчерпывает его.

Поскольку товарообмен предполагает вполне конкретные действия участников (по передаче имущества в собственность или в пользование, по производству работ, по оказанию услуг и т.д.), они и становятся предметом обязательства. Из содержания таких действий должно быть определенно ясно, что именно обязан сделать конкретный должник. Сами же эти действия, составляющие содержание имущественного оборота (товарообмена), всегда так или иначе преследуют имущественные цели, выражают тот или иной имущественный интерес.

В развитом товарообмене предметом обязательства может быть и воздержание от конкретных действий. Например, сторонами договора комиссии может быть установлено обязательство услугополучателя-комитента не заключать комиссионных сделок по реализации на данной территории таких же товаров с другими услугодателями-комиссионерами (п. 2 ст. 990 ГК), а на участника подрядного договора специальным соглашением может быть возложена обязанность неразглашения полученной от контрагента информации о новых решениях и технических знаниях (ст. 727 ГК). Наиболее широко обязательства в виде воздержания от действий применяются при создании и использовании объектов исключительных прав («интеллектуальной» и «промышленной собственности»). Воздержание от каких-либо действий перед контрагентом фактически означает запрет совершения таких действий по отношению к иным (третьим) лицам (например, обязанность неразглашения каких-либо сведений; недопустимость передачи произведения для использования иным издателям; воздержание от конкуренции, представляющее собой недопустимость совершения аналогичных сделок с иными контрагентами, и т. д.).

Таким образом, обязательство представляет собой оформляющее акт товарообмена относительное гражданское правоотношение, в котором один участник (должник) обязан совершить в пользу другого участника (кредитора) определенное действие имущественного характера либо воздержаться от такого действия, а кредитор вправе требовать от должника исполнения его обязанности.

Аналогичное по сути определение обязательства закреплено и в п. 1 ст. 307 ГК.

Существо обязательства сводится к обязанию конкретных лиц к определенному поведению, т.е. для него характерно «состояние связанности одного лица в отношении другого»[3]. Традиционно поэтому принято считать, что субъективное обязательственное право есть «право на действие другого лица»[4], которое дает возможность господства над поведением должника (а в древности – даже и над самим должником), тогда как вещное право позволяет осуществлять лишь господство над вещью. Обязание должника к определенному поведению (действию или, реже, к воздержанию от действия) означает, что кредитор вправе требовать от него исполнения под угрозой применения мер гражданско-правовой (имущественной) ответственности (ст. 396 ГК).

Наряду с этим в ряде случаев кредитор по обязательству также должен совершить некоторые действия, прежде всего принять предложенное должником исполнение (соответствующее всем условиям обязательства и составляющее его предмет), а также оформить его (выдать должнику расписку в получении денежного долга, подписать акт сдачи-приемки выполненных для него работ и т.п.). Такого рода действия обычно сопутствуют исполнению обязанности должника, составляющей существо соответствующего обязательства, и потому специально не включаются в его предмет. Они составляют содержание так называемых кредиторских обязанностей, исполнения которых должник вправе потребовать от кредитора. Однако при этом должник не становится кредитором, а кредитор – должником, ибо речь идет о сугубо вспомогательных действиях, касающихся исполнения основного долга и не составляющих самостоятельного, полноценного обязательственного отношения, а входящих в состав единого обязательства.

Аналогичную (несамостоятельную, вспомогательную) роль играют в обязательственных отношениях и односторонне-распорядительные права их участников (Gestaltungsrechte, обычно называемые у нас секундарными правами), например право кредитора – покупателя товара выбрать одно из предусмотренных законом последствий нарушения должником – продавцом своей обязанности передать товар надлежащего качества (ст. 475 ГК), право на одностороннее расторжение договора при существенном нарушении его условий контрагентом (п. 2 ст. 450 ГК) и т.п. Такие субъективные права закрепляют возможность одностороннего воздействия управомоченного лица на обязательственное отношение (его изменение или даже прекращение), а не традиционную возможность требования совершения каких-либо действий обязанным лицом – контрагентом[5].

[1] См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (серия «Классика российской цивилистики»). Т. 2. М., 2005. С. 12. В пользу признания обязательств с сугубо неимущественным содержанием высказывался ряд авторитетных ученых (см.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (серия «Классика российской цивилистики»). М., 1998. С. 134–143; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 57–59; Гражданское право: Учебник / Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. Ч. 1. М., 2003. С. 531–532), но пока эти идеи не стали общепризнанными и не получили законодательного закрепления.

[2] В литературе выдвигалась идея об особом, самостоятельном характере организационных гражданско-правовых отношений, в том числе существующих «в форме соответствующих организационных обязательств» (см.: Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права: Избранные труды: В 2 т. (серия «Классика российской цивилистики»). Т. 1. М., 2005. С. 45–55). Однако эта идея, во многом основанная на особенностях прежнего правопорядка, оформлявшего планово-регулируемую экономику, была подвергнута убедительной критике (подробнее об этом см.: Советское гражданское право / Под ред. В.Т. Смирнова, Ю.К. Толстого, А.К. Юрченко. 2-е изд. Ч. I. Л., 1982. С. 11, 321 (авторы соответствующих глав – Ю.К. Толстой, В.Ф. Яковлева), хотя впоследствии получила некоторое распространение (см., например: Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева. Т. 1. М., 2008. С. 25–27 (автор главы – В.В. Ровный). С точки зрения действующего законодательства (п. 1 ст. 2 ГК) и преобладающих в доктрине взглядов организационные отношения по-прежнему не являются самостоятельной частью предмета гражданского права (см. также § 2 гл. 1 т. I настоящего учебника).

[3] См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 66.

[4] См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право (серия «Классика российской цивилистики»). Ч. 2. М., 1997. С. 106. Подробнее об истории развития обязательств см.: Покровский И.А. Указ. соч. С. 236–244.

[5] Эта категория общепризнана в континентальном европейском гражданском праве германского типа (см., например: Medicus D. Allgemeiner Teil des BGB. Ein Lehrbuch. 3. Aufl. Heidelberg, 1988. S. 36–40; Schwenzer I. Schweizerisches Obligationsrecht. Allgemeiner Teil. 3. Aufl. Bern, 2003. S. 7–8; Koziol K., Welser R. Grundriss des bürgerlichen Rechts. Bd. I. 13. Aufl. Wien, 2006. S. 47), откуда она и пришла в российское гражданское право. См. об этом также § 2 гл. 3 т. I настоящего учебника.